Синий звон небесный

10 сентября 2017, 20:25

 

  Друзья мои, прекрасен наш союз!

                                                                                                                                Он как душа неразделим и вечен –

                                                                                                                               Неколебим, свободен и беспечен

                                                                                                                               Срастался он под сенью дружных муз.

А.С. Пушкин

Марина Перова, искусствовед.

        СИНИЙ ЗВОН НЕБЕСНЫЙ.

 

Художественные достижения этого курса кто-то может назвать феноменом творческой педагогики, или, напротив, закономерным результатом ее продуктивного целенаправленного применения, а кто-то — счастливой случайностью, позволившей однажды оказаться вместе очевидно одаренным, а главное – увлеченным и преданным искусству людям. Даже астрологи, убежденные, что все, что происходит с человеком, объяснимо, в понимании этого могут испытать замешательство. Абитуриенты, ставшие в двухтысячном году студентами Владикавказского художественного училища, как часто бывает, родились даже не в один год. Быть уверенным в осуществлении своей мечты было трудно всегда, а в тот период – особенно. Миллениум  скорее вызывал тревогу и неуверенность в будущем. Получить высшее образование, тем более в академических художественных вузах Москвы и Петербурга, виделось тогда для них маловероятным. И, тем не менее, сегодня большинство представляющих этот замечательный выпуск живописно-педагогического отделения  ВХУ 2005 года имеет также и высшее художественное образование, но самое важное – активно занимается творчеством.

Несомненно, им повезло с наставниками. Их преподаватели, сами когда-то окончившие художественное училище, всячески поддерживали у своих подопечных увлеченность искусством и веру в свои творческие способности, хотя при этом были весьма требовательны и строги.

Рисунок на этом курсе вел выпускник ВХУ и Института им. И.Е. Репина, скульптор Сергей Цахилов, который сам всегда учился азартно (сотни набросков, этюдов, зарисовок и работ с натуры). Изобретательность, остроумие, самоирония и чувство юмора, в том числе определяющие сегодня неординарность его произведений, являются составляющими качествами его творческой педагогики, гармонично сочетаясь с бескомпромиссной требовательностью. Равнодушных и ленивых он не любит. Неудивительно, что на курсе оказалось столько превосходных рисовальщиков. Это подтвердилось при их дальнейшем обучении в центральных вузах Российской академии художеств. Работы выпускников этого курса вошли в число лучших, экспонировались на академических, всероссийских и международных выставках. Они представлены в качестве образцовых в учебниках, как, например, академические рисунки Станислава Хубецова, опубликованные в одном из лучших в Европе учебно-методических изданий нашего времени – книге профессора МГАХИ им. В.И. Сурикова, известного художника и искусствоведа С.А. Гавриляченко «Композиция в учебном рисунке».

Таймуразу Плиеву ведомы тайны музыки цвета, тающего на свету, и величавые ритмы композиции, словно отражающие движение вселенской материи и облаков, плывущих над горами Осетии. Именно он терпеливо и любовно открывал для своих воспитанников врата в постижение живописи с ее бесконечными метаморфозами цветовых и тональных отношений, акцентировал важность изучения композиционных приемов в мировом художественном наследии, формируя у студентов чувство свободы и одновременной профессиональной ответственности в создании композиций собственных.

На этом курсе, действительно, талантливы были все. Увлеченно изучали и знали историю и теорию искусства. Демонстрировали завидные результаты текущих и семестровых просмотров по живописи, рисунку и композиции, пленэра и педагогической практики. Блестяще защитили свои дипломные работы. Жаль, что кто-то в силу разных обстоятельств выбрал впоследствии деятельность вне изобразительного искусства. Но тех, кто остался верен искусству, все-таки большинство. Из этого большинства все стали живописцами. Среди них — члены Союза художников России, участники многих престижных международных, всероссийских, региональных и республиканских выставок и проектов.

Владислав Гасиев всегда отличался основательностью в стремлении постичь все, чем бы он ни занимался. Неслучайно он выбрал самое сложное, но и самое желанное и полезное для живописца направление образования – реставрацию, поступив в Московский государственный академический художественный институт имени В.И. Сурикова при Российской академии художеств. Само поступление на отделение реставрации факультета живописи академического вуза среди художников считается едва ли не чудом. Конкурс огромный. Набор ограниченный. Учиться трудно. Живописное образование в результате – универсальное. Основательно знать тайны живописи старых мастеров хочется каждому художнику, не только реставратору. Копируя подлинные шедевры, художник приобретает исключительные знания. Профессия реставратора требует терпения и бережного, уважительного отношения к культурному наследию, способности к кропотливому труду, умения сосредоточиться на деталях, знания техник и материалов. Сегодня отреставрированная Владиславом Гасиевым  двухчастная икона 17 века «Вознесение. Иоанн Златоуст» хранится в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Владислав Гасиев в МГАХИ учился еще и в мастерской монументальной живописи, что существенно расширяет диапазон его профессиональных возможностей. Он, как и его однокурсники по ВХУ, продолжает заниматься живописью станковой, работая в разных жанрах — натюрморте, портрете, («Портрет М. Цомаева», «Портрет Д. Пустовойт»), пейзаже, обращается к жанровому синтезу и тематической картине. Жанровый синтез, тяготеющий к тематической картине, удается ему особо. Для портрета отца выбран сложный и редкий для портретного жанра характер формата – горизонтальный, позволяющий показать широту пространства вечереющего горного пейзажа с табуном коней на дальнем плане, ностальгический мир детства, проведенного художником в родной Осетии. Концентрирующим стержнем этого пространства, объединяющим прошлое и настоящее, человека и землю, на которой он родился, является замечательный образ отца («Отец»). Картина «Ночная прогулка»  несет сложное мистическое настроение природы, замершей, статичной и одновременно пронизанной динамикой, порожденной тревожным небом с клубящимися над отсветами заката облаками и подвижными фигурами коней. Лучшие традиции русского реалистического пейзажа воплощает работа «Царицыно», передающая упоительный простор русской земли в историческом и современном контексте. Реставратор, как никто другой, остро осознает недолговечность красоты предметного мира, умеет не только ценить ее, но и воссоздавать. Философский натюрморт Гасиева «Азарт», с виртуозной тщательностью прорисованный и написанный лессировками в классической технике масла, предстает увлекательным погружением в безмолвную визуальную драматургию форм, фактур и смыслов, объединенную колоритом, вобравшим природные оттенки древесины. Это неожиданно подсказывает, что иллюзорно запечатленные предметы, кажущиеся несущими мистическую миссию оракулов судьбы, на самом деле являют собой всего лишь лукавые перевоплощения дерева и бумаги.

Факультет живописи МГАХИ им. В.И. Сурикова окончил и Заур Дзугаев, выбравший мастерскую театрально-декорационной живописи, где учился у знаменитого М.М. Курилко-Рюмина.  В дальнейшем стажировался у не менее знаменитого Б.А. Мессерера в театрально-декорационной мастерской Российской академии художеств. В творчестве Заура Дзугаева можно обнаружить две почти противоположные концепции образно-пластического видения, отражающие потребность в целостном охвате бытия и, в то же время, в близком наблюдении человека с его неповторимым характером и складом личности, проявляющихся в разных ситуациях. В его станковых жанровых фигуративных композициях, написанных в объемно-пространственной реалистической манере, ненавязчивую нарративность тонко нивелирует и обогащает ощущение теплоты, легкого юмора и добродушия образного настроя. Агрессия, выраженная в живописи, часто трактуется как отражение творческой смелости и предельной искренности. «Намахать» кистью при наличии темперамента гораздо легче, чем, обуздав его, тщательно прорисовать и построить форму, передать материальность, пространственную и колористическую среду, тем более, создать при этом образ и настроение, что требует школы и мастерства.

Кому-то чувство единения дают флешмобы и коллективные квесты. Кто-то их не приемлет, потому что они размывают ощущение самодостаточности и собственной индивидуальности. Как ни удивительно, но гармоничное ощущение себя частью целого и важного — огромной страны, народа и необозримого пространства родной земли можно испытать посредством эмоционального погружения в достоверный, узнаваемый, запечатленный со знанием и любовью  мир, как на картине Заура Дзугаева «Летний день».

Другая его концепция проявляется в тенденции к обобщению, условности передачи объема и пространства, графической четкости цветовых пятен, а также панорамности видения, свойственных монументально-декоративной живописи и произведениям «сурового стиля» 60-х. Она отчасти находит выражение в эскизах сценографии пьесы М. Бритаева «Хазби». Если в одной концепции художник эмоционально сближает зрителя с миром на картине, то в другой — намеренно его отдаляет, позволяя охватить взглядом грандиозность захватывающих дух земных и небесных просторов, осваиваемых трудом человека («Дорога»).

Черты монументальности для станковой живописи Марата Кесаева естественны. Он – живописец-монументалист по образованию. После училища успешно окончил мастерскую монументальной живописи факультета живописи Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имении И.Е. Репина. Марат Кесаев справедливо считается одним из лучших современных молодых рисовальщиков среди выпускников Академии художеств. Монументалисту нельзя быть плохим рисовальщиком. Большой формат мгновенно обнаруживает огрехи. Неслучайно уровень исполнения небольших по размеру работ проверяют увеличением. Добротный рисунок у Марата – само собой разумеющаяся основа для уникального по структуре, остроте цвета и чувству внутренней динамики композиционного решения. Цвет в живописных работах Марата Кесаева чистый, звучный и простой, как на витражах. Но именно он в сочетании с неординарной по ритму композиционной структурой  делает его произведения эмоциональным, экзальтированным и свежим шквалом мощной жизненной силы. Его дипломной работой был картон к витражу «Память». Не только пластическое мышление, но и мышление образное у этого живописца отличаются масштабностью и широтой мировосприятия. Он, как и должно монументалисту, мыслит большими категориями, обогащая их выражение искренностью и жизненной наблюдательностью. При этом в его мироощущении обнаруживаются неожиданные для молодого человека мудрость и великодушие, приобретаемые обычно в результате большого жизненного опыта. Художнику, несомненно, удается воплощение в живописи национального характера своих земляков, его типических черт – внешней сдержанности и мужества, внутренней силы и благородства. Колорит, ритм и богатый пластический строй его композиций всегда позволяют осуществить основную миссию монументальной живописи – украшать архитектуру. Произведениям Марата Кесаева присуща неповторимая игра иллюзорных рельефов на картинной поверхности, взаимодействие объемного изображения с почти плоскостным. Композиционное пространство выстраивается не с помощью линейной и воздушной перспективы, а посредством цвета и планов, вырастающих из плоскости стены или холста («Воспоминание»). Его композиции легко могут существовать в двух ипостасях – станковой и монументальной. Изображая своих персонажей лицом к зрителю, как это делают многие монументалисты разных эпох, Марат Кесаев находит выразительные приемы преодоления излюбленной ими фронтальной и статичной композиционной ситуации  предстояния. Богатая архитектоническая фантазия не позволяет ему останавливаться на эксплуатации однажды найденной композиционной схемы либо стилистического хода. В разных произведениях молодого мастера есть не только высокое патетическое начало, но и добрый юмор, игра, неожиданные реминисценции и веселые аллюзии («Сон»).

Еще в училище все студенты курса успешно обращались к горному пейзажу Осетии. Заур Дзугаев вводит его в сценографию, где монументально решенные исполинские кристаллы гор обступают и расступаются, наблюдая, как в их лоне разыгрываются драмы людских судеб. Монументальное обобщение и поразительная ясность композиционной структуры обнаруживаются и в пейзажах Марата Кесаева – сине-зеленых мирах, величавых пластических диалогах небес и вздымающейся им навстречу земной тверди. Здесь распростершаяся по диагонали холста тень на горной гряде, похожая на большого синего зверя с аулом на спине, устремляется  к небу («Зимний вечер»), а двое влюбленных под сводами  синих древесных крон кажутся затерявшимися в небе, стекающем к зеркалу воды («Двое»).

Помимо горного пейзажа выпускники этого курса обращались и к пейзажу городскому, конкретному, либо условному, придуманному. Достаточно вспомнить работы Георгия Кадзова, недавние европейские пейзажи-наблюдения того же Марата Кесаева, или Натальи  Лолаевой, которая и сейчас увлечена  ведутой, то есть – городским пейзажем. Конечно, это неуловимая магия Владикавказа — города с его старинными уголками, двориками и домами, рождающего множество оттенков настроения, который всегда был и остается местом вдохновения художников, музыкантов и кинематографистов, поэтов и писателей. Главный герой картин Натальи Лолаевой  – чаще не конкретный город, а собирательный образ  города, несущий реминисценции ее впечатлений, живущий своей жизнью, почти всегда безлюдный, но не зловещий, а загадочный, каким может быть город  на рассвете, или белой ночью. После путешествий по старинным городам Европы Наталья Лолаева еще больше увлеклась городским пейзажем. Тесно прижавшиеся друг к другу узкие вертикали фасадов на ее картинах, взирающие с берегов улиц множеством окон, за которыми рождаются самые невероятные сюжеты жизни, предстают декорациями необычайных событий или снов («Любимый город», «Осень в Европе», «Тепло старого города» «Гранд канал»). Хотя художница пишет и сельские мотивы, и натюрморты, она остается очарованной городом, его завораживающей душой, целомудренно скрытой за разноцветными ширмами фасадов и закрытыми дверями. По своей живописно-пластической системе декоративные ведуты Натальи Лолаевой напоминают плоскостные абстрактные композиции, составленные из ясных геометрических фигур, преимущественно – прямоугольников разного цвета, подчиненного единой колористической тональности. Преодолевая сухую рафинированность геометрии с помощью достоверных деталей, теплых природных нюансов цвета и живой неровности линий, она создает образ города, словно обточенного волнами столетий, вынесенного океаном времени навстречу зрителю и замершего между небом и нашим воображением.

Уютный и недоступный постороннему взору старинный городской дворик —  один из мотивов поэтических визуальных опусов Анастасии Евграфовой, как и Наталья Лолаева, получившей высшее художественное образование в мастерской Ахсара Есенова. Творческие предпочтения Анастасии Евграфовой лежат в пространстве визуальной поэзии — одного из интереснейших явлений в молодежном искусстве Осетии последних десятилетий. Визуальная поэзия как явление впервые была обозначена в опыте композиционных концепций преподавателей, студентов и выпускников кафедры изобразительного искусства факультета искусств Северо-Осетинского государственного университета. В изобразительном искусстве ее вполне можно рассматривать как самостоятельную жанровую форму, а не только направление для коннотаций образных решений в русле известных жанров. Она нашла выражение в декоративных станковых живописных панно и графических листах, определив своеобразие школы композиции, сложившейся на кафедре. Как и поэзия в литературе, она требует метафорического мышления, чувства ритма, способности создавать и транслировать мысли и настроение. Возможности и язык поэзии живописной, который  пытались освоить символисты еще в XIX веке, были существенно обогащены композиционным опытом сюрреалистов. Это не просто пейзаж, натюрморт или бытовая сцена, не их синтез и даже не иллюстрация, хотя, на иллюстрацию поэтического текста  она похожа больше всего. Картина здесь — поэтическое пространство, в котором симультанно и самодостаточно звучат голоса вещей и образов, пробуждая у зрителя множество не выражаемых вербально оттенков настроения, ассоциаций, воспоминаний, фантомов переживаний («Весна», «Вояж», «Воскресный вечер», «Вечерний гость», «Европейские каникулы»). Нарративность и читабельные сюжетные связи могут быть заданы тщательностью изображения, но не очевидны, а спровоцированы художником и предоставлены потоку сознания.

Нельзя игнорировать то, что станковое произведение создается для жизни в интерьере, а не только для удовлетворения потребности в творческом самовыражении его автора. Современные дизайнеры считают, что оно должно радовать глаз, не вызывать раздражения и подавленности, будить фантазию, вовлекать в игру и сотворчество, обогащая внутренний мир обитателя дома. Работы Анастасии Евграфовой абсолютно интегративны и камерны в универсальном смысле слова. Они наделены позитивной суггестией и возможностями для богатой метафорической синестезии. При этом ее картины понятны. То, что на них изображено – знакомо и даже привычно. Композиция выверена, ритмически разработана, уравновешена. Глаз гедонически скользит по благозвучному, очерченному ювелирно изысканным рисунком  цветовому пятну, ощупывая его обогащенную фактурами поверхность. И происходит то самое, магическое погружение в воды поэтического потока энергии, источаемой полотнами с кружевными тенями кованых решеток (« Любимый дворик»), птицами, цветами и ягодами, старинными предметами, ключами от заветной, или несуществующей двери, чашечками кофе и дольками лимона, обозначающими зримое, или незримое присутствие героя, которым можете стать вы сами, и несущими множество смыслов, которыми наделит их индивидуальный жизненный опыт зрителя.

На картине великого венецианца Паоло Веронезе «Брак в Кане Галилейской» одним из важнейших персонажей является небо. Его нисхождение на землю выражено на гигантском полотне в знаковом и композиционном проявлениях – оттенках синего и голубого на одеждах людей. И если в изображениях одежд Христа и Богоматери синий, как проявление небесной сущности, обусловлен христианским каноном, а также необходимостью композиционного акцента, то его появление в одеждах самых разных персонажей, даже не особо значимых, — не только следствие стремления к колористическому и композиционному объединению холста, созданию формальной связи верхней и нижней части картины. Художник словно говорит тем самым, что кусочек неба может быть в любом из нас. Гости свадебного пира у Веронезе – очевидная метафора человечества. Небо, снизошедшее на человека, одарившее его своим синим звоном — божья отметина, знак сопричастности Богу, проявляющейся в творческом таланте, особой способности чувствовать, постигать мир и созидать новое, невиданное.

Сергей Цахилов и Тимур Плиев, наделенные талантом сами, когда-то смогли рассмотреть и разжечь его в своих воспитанниках, ставших сегодня замечательной звездной плеядой на небосклоне осетинского искусства.

 

Персоналии

 

Плиев Таймураз Тотриевич

Родился 12 января 1967 года в селении Майрамадаг СО АССР.

В 1990 году окончил живописно-педагогическое отделение Северо-Осетинского художественного  училища (ныне – ВХУ).

В 1995 году окончил отделение изобразительного искусства факультета искусств Северо-Осетинского государственного университета.

Член Союза художников России с 1996 года.

Живет и работает в Москве.

 

Цахилов Сергей Урусханович.

Родился 5 декабря 1952 года в селении Хумалаг СО АССР.

В 1977 году окончил отделение художественной обработки металла Северо-Осетинского художественного  училища (ныне – ВХУ).

В 1984 году окончил факультет скульптуры Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (ныне СПбГАИЖСА им. И.Е. Репина при Российской академии художеств, г. Санкт-Петербург).

Член Союза художников СССР – с 1987 года, России – с 1992 года.

Заслуженный художник РСО-Алания.

Живет и работает во Владикавказе.

 

Лолаева Наталья Ирбековна.

Родилась 12 января 1974 года в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказе) СО АССР.

В 2005 году окончила живописно-педагогическое отделение Владикавказского художественного училища.

В 2010 году окончила отделение изобразительного искусства, мастерскую заслуженного

художника РСО-Алании А.Э. Есенова, факультета искусств Северо-Осетинского государственного университета.

Замужем. Воспитывает троих детей.

Живет и работает во Владикавказе.

 

Евграфова Анастасия Михайловна.

Родилась 25 февраля 1986 года в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказе) СО АССР.

В 2005 году окончила живописно-педагогическое отделение Владикавказского художественного училища.

В 2010 году окончила отделение изобразительного искусства, мастерскаую заслуженного

художника РСО-Алании А.Э. Есенова, факультета искусств Северо-Осетинского государственного университета.

Член Союза художников России с 2011 года.

Замужем. Воспитывает двоих детей.

Живет и работает во Владикавказе.

 

Гасиев Владислав Викторович.

Родился 15 ноября 1982 года в городе Ардоне СО АССР.

В 2005 году окончил живописно-педагогическое отделение Северо-Осетинского художественного  училища (ныне – ВХУ).

В 2012 году  окончил мастерскую реставрации А.В. Киракосова и монументальную мастерскую профессора, действительного художника РФ, народного художника РФ  Е. Н. Максимова, факультета живописи Московского государственного академического художественного института имени В.И. Сурикова при Российской академии художеств. Член Союза художников России с 2015 года.

Живет и работает в Москве.

 

Дзугаев Заур Гарpиевич.

Родился 11 июня 1985 года в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказе) СО АССР.

В 2005 году окончил живописно-педагогическое отделение Северо-Осетинского художественного  училища (ныне – ВХУ).

В 2011 году  окончил мастерскую театрально-декорационной живописи профессора, действительного члена РАХ, народного художника РФ М.М. Курилко-Рюмина, факультета живописи Московского государственного академического художественного института имени В.И. Сурикова при Российской академии художеств. С 2012 по 2015 год стажировался в мастерской театрально-декорационного искусства Российской академии художеств.

Живет и работает в Москве.

 

Кесаев Марат Бобомуродович.

Родился 8 июля 1985 года в городе Ардоне СО АССР.

В 2005 году окончил живописно-педагогическое отделение Северо-Осетинского художественного  училища (ныне – ВХУ).

В 2012 году окончил мастерскую монументальной живописи профессора, действительного члена РАХ, народного художника РФ А.К. Быстрова,

факультета живописи  Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина при Российской академии художеств.

Член Союза художников России с 2014 года.

Живет и работает в Санкт-Петербурге.

С 2015 года преподает в СПбГАИЖСА им. И.Е. Репина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М.А. Перова, искусствовед.

Заслуженный деятель искусств РСО-Алания.

Член союза художников России.